Жизнь после смерти существует!

   Во всяком случае, так категорически утверждает автор только что вышедшей в Соединённых Штатах книги Эбен Александер.

   Конечно, на этот один из наиболее дискутируемый в истории человечества вопрос  всегда хватало взаимоисключающих ответов. Причём  одну  сторону этих вечных  словесных баррикад  давно уже обжили граждане сугубо материалистической ориентации,   многие  из которых почитали своим долгом крушить  идеалистические иллюзии  весомым молотом научных знаний.

И тем значительней  звучит твёрдое «Да!»  в ответ на вопрос  «Есть ли  жизнь после смерти?» из уст или, вернее, из-под пера  нейрохирурга.

Доктор Александер уже четверть века слывёт одним из ведущих экспертов в области нейрохирургии.   И,  досконально изучив человеческое тело, особенно в такой тончайшей его сфере как нервная система,  он имел все основания сомневаться в способности этого «комка нервов» продолжить своё существования после физической  смерти.

Однако после того как доктора Александера в 2008 году поразил менингит,  на семь дней ввергнувший его в кому,  учёный совсем иными глазами взглянул на проблему и пришёл к твёрдому убеждению, что жизнь после смерти всё же существует.

На седьмой день своей комы он получил сообщение: «Тебе  нечего бояться».  Александер совершенно уверен, что эта фраза проникла в его сознание от совершенно не известной ему доселе сущности.  Он плавал среди «мерцающих существ»  в  «больших пышных облаках»,  а вокруг звучала мощная и торжественная мелодия.

Александер, овеваемый «божественным бризом»,  был не одинок в этом странном мире.  Рядом с ним находилась молодая женщина с высокими скулами и голубыми глазами.  Она-то и передала ему бессловесные сообщения: «Ты будешь всегда любим и лелеем.  Тебе нечего опасаться.  И ты никогда не сможешь неправильно поступить».

Как серьёзный учёный  доктор Александер вполне отдаёт себе отчёт, что его слова звучат, мягко говоря,  неправдоподобно.  «Раньше я и сам воспринял бы нечто подобное как игру  воображения», — усмехается он.  Однако на этот раз он совершенно уверен, что всё произошедшее с ним — сугубая реальность.