По телевизору показали отечественную дамочку весьма не преклонных лет, пребывающую с друзьями на отдыхе в Южном полушарии. Под ногами у компании золотился мягкий песочек побережья Индийского океана, а сзади виднелись пальмы и прогулочные слоны. Одеты были отдыхающие, на наш февральский взгляд, весьма легкомысленно, однако речи вели умные.

   Та самая молодая дама, к которой корреспондент обратился за разъяснением ситуации, сложившейся в далёкой России, сообщила, что она с друзьями горячо сочувствует московским манифестантам. Конечно, это было сказано искренне. Ведь, пребывая в тепле и неге, только самый отъявленный изверг не посочувствует страдающим от лютой стужи демонстрантам. Однако дама копнула глубже и заявила, что необходимо всеми силами бороться с существующим режимом, дабы он окончательно сгинул с политической сцены далёкой сейчас, но любимой родины. И потому выходящим на мороз активистам и патриотам необходимо ещё решительней бороться за светлое будущее отечества.

Тут хотелось бы подчеркнуть, что это вполне в духе российской истории, когда пребывающие за пределами родины граждане всячески подзужи… нет, скажем, подзадоривают борцов с режимом, остающихся дома. И чем дальше от родины – тем активней. Например, из-под лондонского Биг-Бена крики раздаются громче, чем из-под берлинских Бранденбургских ворот, ещё пуще – из-под вашингтонского Капитолия. А вот и из-под индийских слонов донеслось…

Впрочем, в данном случае вовсе не отдалённость фигурантов телерепортажа от центра событий вызывает недоумение. Ну, завелись у отдельных россиян лишние денежки, которые они и решили свезти в дружественную Индию. Ради Бога! Ну, не нравится им режим, который дал им возможность не только заработать неплохие деньги, но и сплавить их за пределы родины. И тут граждане в своём праве негодовать и критиковать.

Напрягает иное. Когда корреспондент поинтересовался у молодой дамы, а что дальше планируется после того, как удастся покончить с нынешней властью, пребывающая временно на отдыхе революционерка сообщила, что пока они не знают. Мол, там видно будет, посмотрим… Примерно как в той известной подстрекательской песенке: «…разрушим до основанья, а затем…». Там тоже после разрушения дальше абстрактных благих и звонких пожеланий дело не пошло. Но то ж песенка! А здесь — вполне вменяемые на вид молодые люди, которым ещё возвращаться в свою страну и жить там дальше. И, тем не менее, они горят желанием покончить с тем, что сейчас есть на родине, не зная, что делать дальше. Молодая дама лучилась этаким задором, произнося: «Посмотрим».

Не стоит думать, что содержимое этой прелестной головки как-то пострадало от индийской жары. Скорее, там царит некоторая пустота из-за отсутствия исторической памяти. Гражданка вместе со своими спутниками, видать, напрочь позабыла о своих сверстниках почти столетней давности, которые тоже, чистоплюйски понося всё и вся, в разрушительном запале валили то, что им нечем было заменить. А потом те из них, которым удалось выбраться живыми из-под созданных ими же руин, стояли чередой, будто слоники на их бывших комодах, за лагерной баландой.

Уже и из ближайшего опыта в разных там египтах, ливиях, ираках и афганистанах можно понять, что разрушать нахрапом любой режим и опасно, и непродуктивно. Потому что в итоге страдает и гибнет гораздо больше людей, чем угнетал и гробил самый кровавый из них. Продуктивно не разрушать, а создавать. Создавать такую мощную оппозицию с такой вменяемой программой, пред которой никак не сможет устоять прогнившая власть, если она действительно такова.

Но строить реальную, а не пиарящуюся на самом процессе, оппозицию — трудно, долго и скучно. Гораздо веселей перефразировать классика: я из дому вышел, был сильный мороз. Или же в благодатном южном тепле в тени пальм и слонов внушать далёким соратникам: давай, мама Люба, тётя Маша, дядя Боря, давай вали и круши!..