Венские учёные нащупали в лечении опухолей совершенно новый путь: если блокировать фермент, ответственный за удаление вредных продуктов обмена веществ, то они остаются в раковых клетках и убивают их.

 

 

Чтобы успешно вылечить пациента, нужно поставить правильный диагноз – это аксиома медицины.  И сегодня нет более эффективного способа поставить точный диагноз, чем посредством магнитно-резонансной томографии (МРТ).  В её основе лежит явление ядерного магнитного резонанса, с помощью которого медики получают томографические медицинские изображения. А вся суть этих изображений состоит в том, что здоровые клетки посылают сигналы, очень отличающиеся от сигналов поражённых заболеванием клеток, что и видит врач на томограммах.

В настоящее время сделать мрт вполне доступно для любого пациента, будь то в Москве или, скажем, в Твери. И это очень своевременно в свете неуклонно увеличивающегося числа онкологических заболеваний во всём мире. Ведь известно, что успешное лечение рака во многом  зависит от ранней диагностики этого ужасного заболевания.  А с помощью диффузионно-взвешенной томографии онкологические заболевания диагностируются очень точно.

Что же касается самого лечения, то и здесь наука не стоит на месте и пытается найти новые способы борьбы с коварной болезнью. Как это делают, например, австрийские исследователи.

«Мы разработали новую стратегию борьбы с раком и одновременно получили активное средство, что случается очень редко, — рассказывает Джулио Суперти-Фурга, руководитель Венского исследовательского центра молекулярной медицины Академии наук Австрии. – Это подобно выигрышу двойного джек-пота!»

Да, действительно, причём в игре, где ставками служат жизнь и смерть. До сих пор здесь существовали всего две стратегии борьбы: традиционная пыталась уничтожать раковые клетки, внедряя в них ошибочные мутации с помощью лучевой и химической терапий. Этот метод был направлен против большинства опухолей, но был неизбирателен, то есть воздействовал на все клетки тела, включая и здоровые. А около десятка лет назад была разработана целевая терапия для отдельных видов рака, и именно на этом поле нынче в основном сконцентрированы усилия фармацевтической промышленности.

Австрийский же коллектив исследователей выбрал третий путь. Разрабатываемый ими метод лечения предназначен для борьбы со многими видами рака, но при этом не должен затрагивать здоровые клетки. А исходным пунктом в этой борьбе явилось именно то, что обычно создаёт преимущества для раковых клеток: они растут быстрее обыкновенных клеток и чаще делятся.

Но это одновременно означает, что в раковых клетках происходит очень быстрый обмен веществ. Соответственно, они производят очень много продуктов своей жизнедеятельности, среди которых — агрессивные «свободные радикалы», реактивные кислородные соединения, атакующие липиды и нуклеотиды, являющиеся составными частями ДНК и РНК. И когда эти подвергшиеся окислению компоненты внедряются в ДНК и РНК, раковые клетки получают смертельные повреждения.

В каждой клетке имеется специальный фермент MTH1, обезвреживающий окислённые нуклеотиды, которые уже не имеют возможности встраиваться в ДНК и РНК. В здоровых клетках этот фермент не очень активен. А вот для раковых клеток он жизненно необходим. «Это – ахиллесова пята всех опухолей», — поясняет австрийский учёный.

Но не только австрийцы обратили внимание на эту слабость раковых клеток. Группа шведских исследователей под руководством Томаса Хелледая тоже занята поисками молекул, способных атаковать опухоли, блокируя фермент MTH1.

Обе эти группы исследователей добились первых положительных результатов практически одновременно. Шведам удалось синтезировать сразу несколько блокаторов фермента MTH1, а австрийцам улыбнулась удача.

Исследуя вещества, которые наиболее ощутимо действуют на быстрорастущие раковые клетки, они натолкнулись в своей венской лаборатории на разработанный 20 лет назад, но так никогда и не применённый препарат SCH51344, связывающий и блокирующий фермент MTH1. И совершенно случайно они наткнулись на вещество, которое обладало аналогичными функциями.

В совсем иной связи они изучали действие нового специфического препарата сrizotinib, который используется при лечении рака лёгких, захватывая при этом фермент киназу. Учёные хотели выяснить в точности, как действует препарат непосредственно в раковой клетке. В подобного рода анализах австрийцы сегодня занимают лидирующие позиции в мире.

Но вскоре выяснилось, что поставщик доставил в лабораторию не чистый препарат сrizotinib, а содержащий в себе примесь. Причём в виде примеси выступил собственный энантиомер препарата. Оказывается, многие молекулы существуют сразу в двух формах, являясь зеркальным отображением друг друга. Их ещё называют оптическими изомерами и часто сравнивают с перчатками.

И вот действия двух разных форм препарата в данном случае оказалось совершенно разными. Препарат сrizotinib является «правым» изомером и он связывает атакующую киназу. А «левая» его форма этого делать не умеет, но зато она блокирует фермент MTH1.

«Вот так мы и пришли к двойному джек-поту. У нас появились совершенно новая стратегия подавления рака и молекула, которая оказалась тенью уже существующего антиракового препарата, — объясняет австрийский учёный. – Похоже, это серьёзный прорыв. Рак можно будет убивать его собственными отходами в виде реактивного кислорода».

В лабораторных условиях это уже удалось сделать. Правда, пока что на мышах, которым имплантировали человеческие раковые клетки. До применения нового метода на людях ещё долгий путь. Но его существенно может сократить применение энантиомера, проявившего столь полезные качества. Это активное вещество ново, его, как и все остальные препараты, необходимо протестировать, прежде чем оно будет допущено к испытаниям на людях. Но в том, что этот препарат уже начали тестировать, австрийские учёные видят прекрасные шансы на будущее.

Конечно, как поведёт себя препарат на людях, не знает никто.  Это может быть большим прорывом в борьбе с раком, однако о каком-то чудо-средстве говорить не стоит, проявляют осторожность австрийские исследователи. Опухоли очень быстро реагируют на атаки против себя, они и здесь могут найти защиту от препарата и нащупать иные пути для избавления от продуктов своей жизнедеятельности.