Вот не очень свежая, но чрезвычайно животрепещущая байка. Сидят на заборе две девочки: одна – плохая, а другая – хорошая. Плохая и предлагает: а давай, моя хорошая, плевать на прохожих. И принялись девчушки оплёвывать проходящих граждан. Плохая попала в цель всего пять раз, а хорошая – целых восемь! И это неудивительно, ибо добро всегда побеждает зло!

На недавних парламентских выборах в России больше всего в избирательные урны попало бюллетеней единоросской ориентации. Более неважно выглядящие в глазах электората соискатели парламентских мест получили от избирателей политическое вспомоществование пожиже. А совсем плохие в смысле политической репутации были прокачены мимо думских кресел с ветерком.

Последние с создавшейся ситуацией не согласились и громко, с участием заграничных усилителей, заявили, что якобы хорошо выглядящие в глазах народа победители выборов на самом деле – очень плохая команда для тонущего российского корабля, каковой нужно срочно спасать. А за плохих кто ж станет активно голосовать! А раз не станет, то полученные итоги есть фальшь, обман и даже издевательство. Короче говоря, ну их в болото! Вернее, все на митинг на Болотной площади! А потом — и на проспект Сахарова!

И можно было бы снять шляпу пред столь острым взглядом на политические процессы в стране и перед таким внушительным воплощением демократических идеалов прямо в самом сердце Отечества. Однако несколько отвлекает от восторгов некоторое недоумение.

Например, все ли эти внушительно манифестирующие тысячи граждан являются обманутыми вкладчиками своих бюллетеней в избирательные урны? Как известно, почти сорок процентов москвичей, имеющих право голоса, предпочли вместо выполнения своего гражданского долга поваляться на диване и поплевать в телевизор, где «эта коррумпированная власть…» И если теперь и они явились протестовать против фальсификации выборов, то выглядит это не только курьёзно, но даже и комично. Когда человек ощущает, что в стране делается что-то неправильно (а именно в этом и состоит пафос послевыборных митингов), но при этом не выполняет свой элементарный гражданский долг, а сразу после этого идёт протестовать против итогов, сварганенных с помощью его же неучастия в выборах, то такой человек вызывает слабоватое доверие к своей гражданской позиции. Ведь уже давно и достоверно известно, что чем выше явка избирателей, тем сложнее сфальсифицировать итоги выборов. И потому нужно было не задним числом внимать речевым всплескам Навального, а, когда была возможность, навалиться всем миром на избирательные участки и забросать урны своим искренним волеизъявлением.

Но ещё более необъяснимым выглядит столь быстрое забвение всего того, что не так уж и давно происходило на Украине. А тогда, осенью 2004 года, на Майдане в Киеве творилось очень похожее на то, что нынче наблюдалось на Болотной или на Сахарова в Москве. Разница лишь в цвете ленточек (вместо оранжевых нынче белые) да в присутствии в Киеве оранжеволицего лидера оппозиции и отсутствии такового (но белолицего) в Москве. Тогда тоже кричали от имени народа, тоже протестовали против нечестных выборов и требовали отмены их результатов. И таки докричались до их отмены. И что же? Через четыре года тот же народ, от имени которого надрывались на митингах оппозиционные вожди и которого все-таки уговорили в итоге проголосовать «правильно», не оставил и живого места на политической репутации бывшего своего кумира (по прежней версии митинговавших). Белое (точнее, оранжевое по той же версии) добро оказалось чёрным злом в глазах одного и того же народа. А победил на этот раз тот же претендент на президентское кресло, против которого четыре года назад надрывались митинги и манифестации. Победил с ещё более жуткими фальсификациями, нежели в прошлый раз. Но теперь народ безмолвствовал, ибо его горланы и главари, обжёгшись на горилке, дули кто за границу, кто в новую власть, а кто и в тюрьму.

Этот трижды печальный опыт соседей должен же хоть чему-то научить россиян! Негоже тотчас же откликаться на каждый протестный чих, не надо, задрав штаны, бежать за любым невесть откуда всплывшем народным благодетелем. Зато нелишне тщательно выстроить приоритеты, выявить, чьи уши торчат из очередной заварушки, выверить истинные, а не мнимые стремления и вожделения вожаков и скрупулёзно вычислить и проинвентаризировать все «пропущенные вагоны», которых так много в их речах.

Уж каким праведным гневом, какими волнующими лозунгамии, какими красивыми речами и какими шикарными митингами и демонстрациями искрился далёкий 1917 год в России! А от плачевных итогов того революционного запала мы до сих пор не можем отойти. В результате больше всего горя хлебнули отнюдь не те, против кого тогда раскачивали столь азартно лодку…