Так в чём же расширяется бесконечная Вселенная?

    Как известно, Нобелевскую премию за 2011 год по физике получили трое астрономов. Они сумели внушить Нобелевскому комитету, будто Вселенная расширяется с ускорением.

  Однако, чтобы оценить премиальную добротность данного научного свершения, Комитет должен был предварительно увериться в том, что Вселенная вообще куда-то расширяется. Но среди Нобелевских лауреатов мы не найдём того, кто доказал бы эту ещё более основополагающую и ошеломительную идею. То есть получается чудовищная несправедливость, как если бы какой-нибудь учёный-естествоиспытатель обнаружил не известную доселе науке лягушку, однако обласкан славой и премиальными был бы не он, а тот, кто сообщил миру, что эта лягушка умеет прыгать и квакать.

На самом деле эту «лягушку» никто и не находил. Были гипотезы советского физика Фридмана, были наблюдения американского астронома Хаббла и имелась неистовая пропагандистская деятельность главного промоутера теоретических физиков Хокинга, который и убедил широкую научную и прочую общественность в непреложности расширительных свойств Вселенной и в несокрушимости устоев так называемой «стандартной модели». В итоге гипотеза о расширении Вселенной стала нынче практически аксиомой, подвергать сомнению каковую стало дурным научным тоном. Эта тема принимается «по умолчанию», а её мало-мальски разумное объяснение стало тем самым пресловутым «пропущенным вагоном», без которого не обходится ни одна демагогическая конструкция.

А на этот умыкнутый от широкой публики вагончик взглянуть бы очень хотелось. Ладно эти физики со своими внутрицеховыми понятиями, системами взаимных поддержек и прикрытий. Это их дело. Каждый зарабатывает свой кусок хлеба с маслом как умеет.

Но вот от Нобелевского комитета хотелось бы разъяснений. Осенив новоиспечённых лауреатов великим авторитетом прославленной премии, подняв их на самый высокий научный пьедестал и предав все это широчайшей, общемировой(!) гласности, Комитет взял на себя и ответственность за все те недоумения, которые возникают в головах обыкновенных трезвомыслящих граждан.

Например, какой-нибудь семиклассник Вова или его сверстник на другом конце Земли Билл, заглянув в свои учебники, прочтут: «Вселенная – это весь существующий материальный мир, безграничный во времени и пространстве и бесконечно разнообразный по формам, которые принимает материя в процессе своего развития». И тут же со стопроцентно законным основанием спросят у родителей или учителей, а как и где может расширяться, то есть расширять свои границы то, что никаких границ не имеет?! На это старшие товарищи, во смущении пролистав справочники, энциклопедии и пошарив по Интернету, могут выдать в ответ два предположения. Возможно, речь идёт не о всей Вселенной, а лишь о так называемой «астрономическй», то есть о той её части, которую способны инвентаризировать своим инструментарием земные астрономы на данный момент. Но тогда получается, что расширяются с ускорением всего лишь астрономические знания о Вселенной, а не она сама, а это уже, скорее, бухгалтерский учёт проделанной работы, за который Нобелевку пока не дают.

Получается, что Нобелевский комитет взял за основу последствия того самого пресловутого «Большого взрыва», в результате которого наша Вселенная пока что ещё не обрела бесконечности и безграничности и нынче разлетается во все стороны от центра взрыва со страшной и, как выяснили лауреаты, всё ускоряющейся силой. Но тогда снова возникает вопрос у Вовы и Билла: а в чём всё-таки расширяется эта пока что не бесконечная Вселенная? Не может же она расширяться сама в себе! Подобные «заморочки» Нобелевский комитет пока что даже и не рассматривает. Но тогда где тот авторитет, который взял на себя труд определить, что входит во Вселенную (в которую, по определению, должно входить абсолютно всё!), а что в неё не входит?

Таковы детские вопросы. А вот и посерьёзней. В коммюнике Нобелевского комитета сказано чётко и недвусмысленно: «В итоге исследователи определили, что скорость расширения Вселенной постоянно растёт». Как видим, никаких частей Вселенной, никакой «небесконечной» Вселенной – просто Вселенная в общепринятом понимании. То есть вся Вселенная. Запомним это. Но объявляя имена лауреатов 2011 года, официальный представитель Нобелевского комитета заявил буквально следующее: «Теперь мы осознаем, что Вселенная до 95 процентов состоит из объектов, о которых мы ничего не знаем, это так называемые тёмная материя и тёмная энергия. И только 5 процентов – это то, что мы видим».

И что же получается? А выходит, что если о 95 процентах вселенских объектов «мы ничего не знаем», то, значит, мы просто никак не можем знать о них и того, что они вместе с состоящей из них большей части Вселенной расширяются, да ещё и с ускорением! Получается, что на основании изучения какой-то ничтожной части из этих жалких пяти процентов астрономы, полностью проигнорировав остальные девяносто пять процентов, о которых они вместе со всеми ничего не знают, сделали весьма сомнительный вывод обо всей Вселенной и за то были премированы с особой помпой. Учёные мужи экстраполировали данные, полученные не со стопроцентной точностью (она сегодня просто невозможна) на то, что вообще ничем и никак не фиксируется и не поддаётся никакому исследованию, и сделали уверенные выводы! Это и есть строгий научный поход, поощряемый Нобелевским комитетом?!

Наверняка Альфред Бернхард Нобель, во гроб сходя, подобного не благословлял.

Кстати, об экстраполяции, пользуемой теорфизиками. Впрочем, об этом подробней — в следующих постах…