Впервые исследователи зафиксировали на крысах то, что может объяснить феномен посмертного опыта у людей: после клинической смерти мозг не только на короткое время сохраняет свою активность, но ещё и наращивает её.

THEMENBILD-MISSBRAUCH-IN-DER-KIRCHE_1376318703300223 

      «Я не боюсь смерти. Просто мне не хочется присутствовать при её приходе», —  таким вот образом известный американский комик и режиссёр Вуди Аллен пытается дистанцировать свой последний жизненный опыт от того, что неизбежно произойдёт. Однако, возможно, ему всё равно не удалось бы избежать сияющего света и давно умерших родственников и друзей, которые встречают новоприбывшего в конце тоннеля или на мосту, ведущем в блаженные края.

Во всяком случае, именно так описывал посмертный опыт умерших, но затем возвратившихся к жизни людей живший в шестом веке Папа Григорий в своих «Диалогах», в которых он собрал множество подобных свидетельств.

А они появлялись во все времена и во всех культурах и впервые в Европе были письменно оформлены в «Государстве» Платона. Сообщения были несколько обусловлены культурными и половыми различиями рассказчиков: например, христиан чаще встречал Иисус со своими ангелами, а индусов – их боги (и во всех случаях у женщин были более интенсивные переживания), однако в целом во все времена и везде наблюдалось одно и то же.

Повсюду воспарившие над своим смертным ложем люди видели сверху собственное тело, затем появлялся свет — часто в конце тоннеля, их встречали родственники, друзья и божества. Чаще всего эти впечатления были настолько приятны, что нивелировали страх смерти, и всегда взгляд умершего чрезвычайно обострялся – посмертный опыт в первую очередь визуален, а увиденное было «более реальным, чем в реальной жизни».

Но как это возможно? Как может мозг именно в тот момент, когда (с точки зрения медицины) наступила смерть, быть ясным и даже сверхъясным? Сердце остановилось,  организм не снабжается кислородом, мозг, разумеется, — тоже. Во всех прочих случаях, когда люди теряют сознание – во сне, при галлюцинациях, медитациях, эпилептических припадках – мозг напряжённо работает, ибо в достаточном количестве снабжается кислородом. Однако после смерти это снабжение тотчас же прекращается (в этом-то и заключается смерть), а мозг всё работает!   Причём достаточно часто: 20 процентов людей, переживших клиническую смерть, сообщают о подобных воспоминаниях. И среди них бывают даже дети, которые ещё не имеют никакого представления о смерти.

Для религий, исповедующих жизнь после смерти, здесь всё ясно: тело выполнило своё предназначение, а душе кислород не нужен, она освобождена от границ и потребностей тела и отправляется в потусторонний мир. Но всё может выглядеть и наоборот: религии могли возникнуть именно благодаря посмертному опыту множества людей.

Как бы то ни было, факт – налицо. И, конечно, учёные мужи и дамы, не желающие верить в отделение души от тела, пытаются как-то объяснить феномен, выдвигая причудливые гипотезы. Одни думают, что мозг в моменты большой опасности выделяет некие вещества, вызывающие ощущения счастья — эндорфины. Другие предполагают, что в умирающем мозгу возникают картины из-за недостатка кислорода или, наоборот, из-за переизбытка углекислого газа в крови и т.д, и т.п. Однако до сих пор даже не ясно, активен ли вообще мозг после смерти от сердечного приступа. Нельзя же, в конце концов, экспериментировать над умирающими людьми!

А вот над крысами подобное совершать дозволено. Американские исследователи из Мичиганского университета именно это и сделали: они сначала оглушили, а затем и убили животных, остановив их сердца с помощью медикаментов, записывая одновременно сигналы в головном мозге. Остановку сердца учёные обозначили как «cardiac arrest state» (CAS) и когда она наступила, в мозгу были зафиксированы четыре фазы: от CAS1 до CAS4. При этом  изменялась активность различных волн в мозгу: в первые четыре секунды фиксировались высокочастотные гамма-волны, затем шесть секунд тета-волны, потом 20 секунд низкочастотные гамма, а в конце 18 секунд фиксировались высокочастотные волны.

И вот что удивительно: в первые 30 секунд после смерти мозговая активность была не только сравнима с прижизненными процессами в  мозгу, но и превышала их активность!

«Мы были поражены, — пишут исследователи. – Многие электрические показатели сознания были парадоксально более сильными в посмертном состоянии мозга, чем в бодрствующем».

Как и почему это происходит, остаётся неясным. Не ясно пока и то, переносимы ли эти крысиные показатели на человека. А если это так, то тогда возникает ещё одна проблема: зафиксированные учёными феномены наблюдались практически у всех исследованных крыс, но почему же тогда воспоминания о посмертном опыте присутствуют лишь у 20 процентов перенесших клиническую смерть людей?

С точки зрения медицины, клинически мёртвым считается человек, у которого остановились сердце и дыхание, и в кровеносной системе больше не транспортируется кровь. Таким образом, в мозг больше не поступает кислород,  то есть мозг более не снабжается энергией. Однако, как показали эксперименты американских исследователей, он ещё некоторое время остаётся активным. Откуда берётся необходимая для этого энергия, пока окутано тайной.