Американские исследователи углубились в животрепещущую проблему, касающуюся влияния, которое оказывают животные на президентов Соединённых Штатов Америки. Выяснилось, что первая собака страны частенько виляет хвостом отнюдь не вхолостую. Ну и, конечно, нередко случается в американской политике так, что и хвост виляет всей собакой.

Собаки и президенты

 

 

     

         Можно обидеть американского президента, но никогда нельзя обижать его собаку. Именно в таком духе выразился Франклин Д. Рузвельт, когда поползли слухи, будто бы он во время Второй мировой войны посылал бомбардировщик только для того, чтобы привезти своего шотландского терьера.

«Я привык выслушивать злостную ложь насчёт меня и моей семьи и никогда не пытался защититься, — заявил американский президент. — Но у меня есть полное право протестовать против клеветы в адрес моей собаки!»

«Домашние животные являются серьёзной властью», — пишут об обитателях Белого дома профессор политологии Вашингтонского университета Джеймс Х.Лебовиц и его сотрудники в своей научной работе касательно президентов и их животных. А тут как раз юный португальский водолаз женского пола Санни присоединилась к своему мужскому собрату Бо и к Бараку Обаме в гостеприимном Белом доме.

Американсике газеты развернули нешуточную дискуссию насчёт этого события, а «Washington Post» даже задалась вопросом, а не является ли собака Санни неким знаком, указывающим на экономический подъём в США. Кстати, Уильям Маккинли, который с 1897 до своей гибели в 1901 году был 25-ым президентом США, имел попугая по кличке «Washington Post».

Профессор Лебовиц тщательно изучил все материалы, касающиеся домашних животных президентов, опубликованные в течение 50 лет (с 1961 по 2011 годы) в газетах «New York Times» и «Washington Post». И заметил явную тенденцию: в экономически трудные времена президентские животные задвигаются на задний план. «Глава государства вынужден задумываться, а как он выглядит, развлекаясь со своим домашним животным, в то время как его гражданам в стране приходится туго», — пишут исследователи.

Но когда речь заходит о войне или каком-нибудь скандале, домашний питомец президента тотчас же появляется на всех газетных фото. Так было и с Биллом Клинтоном буквально на следующий день после того, как он признался в непозволительно близких отношениях с девицей Моникой Левински. На снимках во всех газетах он красовался не только с супругой Хиллари, но и со своим коричневым лабрадором Бадди.

А преемник Клинтона Джордж Буш даже отвёл своему шотландского терьеру Барни уголок на официальном сайте Белого дома. Правда, президент России Владимир Путин, знакомя своего чёрного лабрадора Кони с Барни, несколько пренебрежительно высказался в том смысле, что у большого мужчины и собака должна быть большая и что его лабрадор Кони «сильнее, быстрее и опасней», чем бедный Барни. А между те умерший 1 февраля 2013 года Барни был удостоен многочисленных некрологов в американских газетах.

Чаще всего Белый дом от лица животного мира представляют собаки. Однако Теодор Рузвельт, служивший американским президентом в 1901-1908 годах, привёл в Белый дом свинью, ухаживал там за одноногим петухом и воспитывал ящерицу по имени Билл. Когда его сын Квентин во время заседания в Овальном кабинете с гордостью выгрузил на письменный стол четырёх недавно купленных змей, сенаторы и президентские советники спешно ретировались. А у Кельвина Кулиджа прижились парочка енотов и карликовый бегемот Билли, ставший родоначальником всех карликовых бегемотов в США. Билли пережил своего хозяина на 22 года и умер 11 октября 1955 года, о чём, естественно, сообщила вся американская пресса.

Одно время в Восточном кабинете Белого дома проживал аллигатор, которым Джон Квинси Адамс, президентствовавший с 1825 по 1829 годы, пугал посетителей. «Выбор домашнего животного отражает личность человека, его уровень доходов и другие факторы, — объясняет профессор Лебовиц. — Кошки более независимы и их хозяева — тоже».

Большие собаки чаще всего принадлежат людям, у которых достаточно жилой площади, а кошки удобны для жильцов, которые не находятся постоянно дома. И поэтому в Америке довольно часто владение собакой или кошкой связывают с политическими пристрастиями их хозяев. Было замечено, что демократы более тяготеют к кошкам, а республиканцы — к собакам.

Митт Ромни, который в 2012 году от имени республиканцев претендовал на президентский пост и проиграл Обаме, вынужден был с прискорбием убедиться, что республиканцы не прощают, когда политик во время своего путешествия привязывает собаку на крыше автомобиля и везёт её таким образом целых двенадцать часов. А ведь это случилось с ирландским сеттером Митта Ромни аж в 1983 году. Ромни потерял голоса своих избирателей, несмотря на то, а, может, благодаря тому, что во время предвыборной кампании утверждал, что его собака очень любила так ездить на машине. В двух из каждых пяти американских семей живут собаки, так что в Америке в собаках разбираются хорошо. И если когда-то президент Гарфилд дал своей собаке кличку по названию своего важнейшего права — Вето, то американцы восприняли это совершенно серьёзно.

Как известно, президент Клинтон, кроме лабрадора Бадди, как истый демократ воспитывал ещё и кошку по имени Сокс. И именно эта кошка, а не лабрадор Бадди получила однажды письмо от обеспокоенного американца с вопросом: «Будет ли война в Ираке?»

А вот у республиканца Ричарда Никсона именно пёс по имени Чекерс сыграл в жизни чрезвычайно важную роль. В 1952 году тогдашний сенатор Никсон был обвинён в том, что слишком уж великодушно к собственной персоне распоряжался избирательным фондом. И тогда будущий президент произнёс перед 60 миллионами радиослушателей и телезрителей свою речь, получившую впоследствии имя Чекерса. Никсон твёрдо заявил, что единственный подарок, который он никогда не вернёт, — это чёрно-белый кокер-спаниель Чекерс. После этого Никсон был с триумфом переизбран в сенат, а через много лет в 1969 году стал президентом США. Увы, Чекерсу не суждено было стать первой собакой страны: в 1964 году в возрасте 12 лет он умер, о чём сожалели очень многие в США.

Что же касается президента Обамы, что исследователи считают, что вряд ли пришествие ещё одной собаки в Белый дом знаменует собой экономический расцвет державы. Сам Обама недавно объяснил это событие просто: его дочери Саша и Маша через несколько лет станут взрослыми и покинут родителей, и должен же тогда хоть кто-то радостно встречать Барака и его супругу Мишель у домашнего порога. А ведь старшему в семье португальскому водолазу Бо уже четыре года.