Языки3

 

     Для ушей представителей разных народов чужие языки звучат по-разному. Для немцев, например, русский язык выглядит несколько вяловатым, испанский — чересчур быстрым, а вот французский исполнен некоего очарования. Учёные пытаются выяснить, какие же компоненты придают языкам их характерные черты.

 

    Вот после футбольного матча победившие итальянские игроки дают интервью. И мы поражаемся, каким же образом русский переводчик поспевает за этой скорострельной речью, в которой, кажется, не существует ни точек, ни запятых. Зато мелодичный французский приятно слушать, даже ничего в нём не понимая. А немецкий язык весь мир воспринимает как идеальный инструмент для резких армейских команд. Что же конкретно заставляет нас так по-разному относиться к чужим языкам?

Лингвисты возлагают ответственность за звучание языка на систему ударений и мелодику речи. Например, в испанском и итальянском языках система ударений характерна весьма немногими подъёмами и падениями. В итоге создаётся впечатление некоего стаккато, делающего язык менее звучным и более быстрым.

С другой стороны, английский и французский языки обладают очень ярко выраженной речевой мелодикой, при которой голос во время разговора часто меняет высоту тона. Это и придаёт речи особую звучность и характерную выразительность. Чтобы это понять лучше, стоит несколько глубже вникнуть в премудрости языковой науки. В любом языке имеются согласные (взрывные и фрикативные) звуки как, например, «т», «п» или «к», во время произнесения которых поток воздуха тормозится во рту и тем самым снижает их акустический диапазон. Зато при произнесении гласных («а», «и», «у») воздух не встречает препятствий, и звуки приобретают громкость и отчётливость.

И если язык, как, например, французский, использует относительно большое число гласных, многие люди воспринимают это свойство в качестве приятно звучащей речи. Кроме того, во французском языке имеются и носовые гласные, которые звучат так, как будто человек говорит через нос, что многими также воспринимается как особенно музыкальная и приятная речь.

Совсем иначе обстоит дело в немецком языке с его печально известными скоплениями согласных букв. Такие слова как «Pferd» (лошадь) или «ernst» (серьёзно) во многих других языках просто немыслимы и, понятно, придают немецкой речи очень жёсткое звучание. Для японцев немецкий язык — настоящая проблема, поскольку в японском многие слова заканчиваются не на согласную, а на гласную букву.

Ещё одной особенностью немецкого языка являются так называемые твёрдые приступы. Они возникают практически в каждом слове, начинающемся на гласную букву. При этом голосовые связки открываются внезапно, резко выпуская воздушный поток. В романских языках (испанском, итальянском) или в славянских (польском, русском) подобного не происходит, и поэтому они звучат мягче и не столь гортанно, как немецкий язык, который, как видим, умудряется ужесточать свой язык не только согласными, но и гласными звуками.

Однако и для немецкого уха в других языках имеются звуки, которые воспринимаются чужеродно и с трудом поддаются повторению. Например, в арабском языке при разговоре сильнее напрягается задняя часть языка, в результате чего возникают типичные фарингальные звуки. Они даже для немцев звучат весьма грубо и даже несколько вызывающе.

Знаменитое английское «th» отсутствует во многих других языках, его столь же трудно произносить как тем же немцам, так и русским, и в основном по этому признаку в англоязычных странах распознают иностранцев. А вот в русскоязычном окружении иностранцы чаще всего выдают себя непониманием разницы между мягкими и твёрдыми согласными. Немцы или итальянцы обязательно скажут «лямпа» вместо нашей «лампы».

А там, где немцы своё «t», как в слове «Tag» (день), выдают с сильным придыханием, русскоязычные произносят слова «тарелка» или Таня» заметно нежнее, что придаёт всему русскому языку более мягкий характер. Звуковая система языка таким образом является столь же неповторимой, как и отпечаток пальца. Даже когда человек не понимает языка, он на основании различных звуков может определить конкретный язык. Это происходит даже тогда, когда речь произносится невероятно быстро.

А почему, собственно, получается, что иностранцы при разговоре едва поспевают за испанцами или итальянцами? Ответственность за это несёт особенность слогов. Если слоговая структура проста и состоит из немногих звуков, то, соответственно, в течение секунды можно произнести немало подобных слогов. А если в слогах, как в том же немецком, гласные спереди и сзади окружены несколькими согласными, то таких слогов быстро и много не произнесёшь.

Однако, как подчёркивают специалисты, не столь важно, красив, резок или сложен тот или иной язык. В конце концов восприятие любой речи полностью зависит от вкуса её слушателя. Универсальных критериев тут попросту не может быть. Горловое пение сибирских народностей для европейского уха звучит грубо, жёстко и воспринимается почти как некое голосовое расстройство. А для самих коренных сибиряков это же самое пение звучит как божественная музыка.