Мировой язык: когда простота хуже воровства

    

язык в Интернете

Тот страшноватый факт, что каждые две недели на нашей планете уходит в небытие один из практиковавшихся дотоле языков, специалисты объясняют по-всякому.   

Клуб изобретателей слов   ЮНЕСКО ещё когда забило тревогу по поводу находящихся на грани полнейшего исчезновения почти двух с половиной тысяч(!) из шести тысяч ныне используемых в мире языков. Однако никто ничего поделать не может: войны, изгнания с насиженных веками мест проживания, миграции и ассимиляции делают своё чёрное дело методично и неуклонно.

И одну из наиболее пагубных ролей в этом печальном процессе в эпоху глобализации, по мнению экспертов, играют кино, телевидение, радио, Интернет, пресса, агрессивно распространяющие повсеместное влияние отдельных языков и, конечно же, в первую голову английского, практически уже превратившегося в мировой язык.

Причин же для этого процесса немало: наследие Британской империи, над которой когда-то «никогда не заходило солнце»; быстро выросшее экономическое превосходство США после мировых войн; широчайше пропиаренные Микки Маус, Мэрилин Монро, Элвис Пресли и Макдональдс…

Однако основными причинами, позволившими английскому языку стать мировым лидером, являются большая его эластичность и сугубая толерантность его пользователей. Английская грамматика пребывает воистину в зачаточном состоянии, представляя собой всего лишь лингвистический эквивалент рок-н-ролла, зато лексика английского по-настоящему велика. Существует очень мало вещей, которые нельзя выразить на английском языке. И когда это происходит, он попросту ворует необходимое слово. Как это, например, произошло с немецким словом «Kindergarten», что означает, как известно, «детский сад». Русским языком это понятие тоже было позаимствовано, однако здесь оно хотя бы было переведено, в английский же слово перешло в первозданном состоянии.

Но в подавляющем большинстве случаев английский чрезвычайно хорошо приспособлен для создания всё новых определений для свежайших понятий, появляющихся вместе с прогрессом науки, техники и культуры. И в этом плане русский язык, при всём своём богатстве и гибкости, обречённо пошёл на поводу у шустрого английского, перенимая у него его свежие придумки.

Очевидно, всё дело тут в краткости английских определений, что способствует их быстрому усвоению. Русскоязычный человек, впрочем, тоже может сказать «зубщётка» или «зубпаста». Может, но не хочет, ибо это претит его эстетическим понятиям. А англоязычный индивид только так и скажет, ибо по-другому просто не может. И вот эта простота и становится в языковом мире поистине хуже воровства.

Нынче русский язык вышел во Всемирной сети на второе место по своей распространённости. Он хотя и ненамного, но всё же обошёл немецкий. Зато от английского русский по-прежнему отстаёт очень существенно. И здесь чрезвычайно полезна деятельность таких прекрасных начинаний, как, например, интернетовский Клуб изобретателей слов.

Его участники ставят своей целью из моря словесной шелухи создать некое новое, оригинальное, благозвучное, полезное и, главное, удобное в употреблении русское слово. Например, чем придуманное членами клуба слово «печатор» хуже английского «принтер»?

Так что есть смысл присоединиться к членам клуба и попробовать свои силы в придумывании новых русских слов. Нахождение русского языка на втором месте по распространённости в Интернете заставляет стремиться к укреплению своих позиций и даже позволяет замахнуться на большее.