Закон природы: меньше ешь — дольше живёшь!

 

    То, что чревоугодие сокращает жизнь, а умеренность в еде её продлевает, доказано множеством экспериментов. Но почему это так? Немецкие учёные подбираются к разгадке тайны данного феномена.

 

Обжорство сокращает жизнь

 

Продолжительность жизни любого организма, включая, естественно, и человека, в значительной мере предопределена генетически. Однако насколько каждый из нас сможет реализовать заложенный в нём потенциал, зависит, прежде всего, от того, какой образ жизни он ведёт. Известно, в частности, что те, кто мало ест, живут дольше, чем чревоугодники.

Это было многократно продемонстрировано в экспериментах на животных — и на фруктовых мухах-дрозофилах, и на червях-нематодах, и на грызунах. Подопытных животных делили на две группы, одна из которых вынуждена была довольствоваться скудным рационом корма, а другая могла наедаться до отвала. Несмотря на то, что все прочие условия содержания были одинаковыми, аскеты поневоле не только жили значительно дольше своих сородичей-обжор, но и до глубокой старости сохраняли физическую активность.

 

Треть пирамиды

 

Понятно, что на людях никто подобных экспериментов проводить не собирается, однако уже очевидно, что эта закономерность имеет универсальный характер, — говорит Михаэль Хох, профессор молекулярной биологии Боннского университета: «Потреблять меньше калорий — не значит голодать. Конечно, питание должно быть сбалансированным и разнообразным, но количественно есть нужно всё же поменьше. И этим вы продлите себе жизнь».

Правда, с генетическими аспектами этого эффекта исследователи пока разобрались не до конца, — признает учёный: «Если генетический каскад, определяющий продолжительность жизни, рассматривать в виде пирамиды, то мы смогли пока идентифицировать лишь её верхнюю треть. Эта треть составляет примерно 30 генов или что-то около того».

Наибольший интерес для профессора Хоха и его коллег представляет вопрос о механизмах, связывающих калорийность питания с продолжительностью жизни. В поиске ответа на него бесценную помощь ученым оказала дрозофила-мутант.

 

Ген Штеппке

 

Фруктовая муха с дефектом так называемого гена Штеппке характеризуется гораздо меньшими размерами, нежели насекомое с нормальным геном, но живёт примерно на треть дольше. Дело в том, что ген Штеппке кодирует белок цитогезин, играющий ключевую роль в регуляции инсулинового обмена.

Судя по всему, этот ген настолько важен, что почти не претерпел изменений в процессе эволюции и практически в идентичном виде имеется в геноме не только мух, но и млекопитающих, включая человека. «У мух-дрозофил с мутацией в гене Штеппке имеет место изменение углеводного обмена: он сильно замедлен», — говорит профессор Хох.

Собственно, ничего неожиданного в этом нет. Равно как и в карликовости мух-мутантов, поскольку сигнальные последовательности, связанные с регуляцией инсулинового обмена, определяют в период роста организма и количество его клеток.

«Обычно личинка дрозофилы за первые три дня жизни прибавляет в весе в 200 раз, — поясняет профессор Хох, — но если у неё мутация в гене Штеппке, она растёт значительно медленнее и не достигает обычного размера». То есть этот эффект был предсказуем. А вот что действительно удивило исследователей, так это обнаруженная ими зависимость между углеводным обменом и иммунной системой.

 

Экономичные дефензины

 

«Если энергоснабжение организма снижается — а это неминуемо при снижении рациона питания, — то происходит активизация иммунной системы в барьерных тканях, то есть в кожных покровах, в лёгких, в желудочно-кишечном тракте, — говорит профессор Хох. — Это позволяет организму более эффективно противостоять проникновению патогенных микробов».

В целом механизм выглядит так: скудный рацион питания вызывает снижение запасов энергии в организме, что приводит к активизации гена FOXO — одного из важнейших регуляторов генной активности, — и в результате организм начинает усиленное вырабатывать так называемые дефензины — своего рода природные антибиотики.

Дело в том, что классический иммунный ответ на инфекцию, включающий весь арсенал Т-клеток, В-клеток и антител, требует много энергии. Видимо, в трудные времена, испытывая дефицит энергии, организм вынужденно меняет стратегию и делает ставку не на подавление инфекции, а на недопущение её. Так, может быть, люди и животные, питающиеся малокалорийно, живут дольше именно потому, что у них реже бывают инфекции? И наоборот, может быть, люди со значительным избыточным весом, не говоря уже про диабетиков, чаще страдают инфекциями?

«Похоже, что это именно так, — говорит профессор Хох, — во всяком случае, так утверждают мои коллеги-медики». Впрочем, пока это гипотезы. «Мы — исследователи, это значит, мы хотим всё знать досконально, до мельчайших деталей. Так далеко мы ещё не продвинулись, но то, что нам уже удалось выяснить, позволяет более подробно изучить эти взаимосвязи. В том числе и у человека».

Но это касается исследования причин эффекта. А сам эффект уже сегодня не вызывает ни малейших сомнений: хочешь продлить себе жизнь — питайся менее калорийно и вообще ешь поменьше!

 

Источник