Стань всечеловеком и будешь русским. Но не наоборот!

 

      Вот что сказал Фёдор Михайлович Достоевский в 1880 году на торжествах по случаю открытия в Москве памятника А.С.Пушкину:

    «Стать настоящим русским, может быть, и значит только стать братом всех людей, всечеловеком, стремиться внести примирение в европейские противоречия, указать исход европейской тоске в своей русской душе, всечеловечной и воссоединяющей, вместить в неё с братскою любовью всех наших братьев, а, в конце концов, может быть, и изречь окончательное слово великой, общей гармонии, братского окончательного согласия всех племён по Христову евангельскому закону!»

Как видим, сказано здесь несколько менее политкорректно, нежели у Владимира Владимировича Путина в его недавней статье по национальному вопросу. Ибо политик не волен распоряжаться мыслями, фактами и эмоциями по собственному желанию, а обязан действовать лишь по партийному велению и в рамках сугубой политической целесообразности. Если мысль изречённая есть ложь, то у политика она трижды такова!

Иное дело – вольный творческий ум. Он способен говорить правду такой, какой её видит и чувствует, без всяких расшаркиваний перед политкорректностью.

Во времена Фёдора Михайловича в Российской империи понятия «русский» официально не существовало. Паспорта выдавались подданным такого-то сословия и такого-то вероисповедания. И всё! А православными, например, могли быть, наряду с русскими, и украинцы с белорусами, и немцы, и евреи, и якуты, и чуваши… То есть тогда русские подданные российской империи официально были не меньшими «россиянами», чем сейчас, когда граждане русской национальности именуются исключительно этим словом.

И все же Достоевский не сказал: «стать настоящим россиянином». Ибо тогда тотчас же поменялись бы и буква, и, главное, дух произнесённого. Потому что не абстрактный «россиянин» собрал самую большую в мире державу и устроил в ней жизнеспособный внутренний лад, а живой русский человек. И именно по этому своему проверенному веками опыту он способен, по мнению Достоевского, «стать братом всех людей, всечеловеком». Способен, но не становится автоматически. Для этого прежде ему нужно стать «настоящим русским».

Тут-то и кроется главный посыл Фёдора Михайловича. Чтобы стать настоящим русским, не обязательно быть Ивановым Иваном Ивановичем, но «только», непременно, без вариантов необходимо «стать братом всех людей, всечеловеком». Именно так и никак не наоборот! То есть не каждый русский сумеет стать «настоящим русским», но любой другой человек, кто способен «стать братом всех людей, всечеловеком» и ощутить в себе «русскую душу», может стать русским. Именно русским, а не россиянином. Вот в чем фокус.