В преддверии очередных президентских выборов в Соединённых Штатах не худо бы взглянуть на исторические достижения прославленной американской демократии во всех их ипостасях, а не только в сияющем ореоле самопрезентации наиболее могущественной нынче державы на планете. Короче говоря, весь мир знает по именам славных лидеров американской нации, однако как будто бы и вовсе не было досаднейших проколов в заокеанской выборной системе, в результате которых во главе мощной страны становились воистину, по оценкам самих же американцев, политические недоразумения.

 

 

Худший из наихудших 

 

 По ночам он кутил и резался в покер в компании задушевных собутыльников, честно признаваясь репортёрам, что не дорос до столь высокого поста. Все важные государственные дела он переложил на плечи министров, а сам забавлялся в туалете Овального кабинета с блондинкой Нэн Бриттон. Историки признали Уоррена Гамаиила Гардинга худшим президентом США во все времена.

А всё начиналось так прекрасно: в 1920 году 60 процентов избирателей отдали свои голоса за республиканца из штата Огайо. Но вскоре они были жесточайше разочарованы. Пока президент США пьянствовал, играл в карты и весело проводил время в театре бурлеска, его приближённые шустро набивали свои карманы немецким имуществом, заполученным после Первой мировой войны. Пресса презрительно именовала президентское окружение «бандой из Огайо».

Гардинг мало что смыслил в экономике. Хотя он и преуспевал в своём родном штате в качестве газетного издателя, о макроэкономике он не имел никакого понятия. Однажды он поведал журналистам, что намерен взвинтить импортные пошлины до высоты Скалистых гор. И на полном серьёзе пояснил, что тем самым хочет снова поставить на ноги пострадавшую в войне европейскую промышленность. Перевёрнутый мир в голове президента крупной державы!

В 1922 году политический Вашингтон потряс шумный скандал: министр финансов в правительстве Гардинга был уличён в получении взятки за незаконное распределение прав на добычу в нефти в Калифорнии и в Вайоминге. Взятка по тем временам была грандиозной: более полумиллиона долларов наличными.

Гардинг утверждал, что ничего не знал о махинациях своего министра. В 1929 году впервые в истории Соединённых Штатов член правительства угодил за решётку. А его начальнику уже ничего нельзя было сделать: Гардинг в 1923 году после двух лет бесславного президентства умер от тромбоза.

 

Рейтинговая гонка

 

Был ли Гардинг действительно худшим американским президентом всех времён? Политический успех очень трудно измеряем, поскольку различные эпохи с большими натяжками поддаются сравнению: слишком уж сильно видоизменяется страна в процессе своего развития.

Сегодня Соединённые Штаты Америки – единственная оставшаяся на планете супердержава, а в первые десятилетия своей независимости они выглядели всего лишь большой Швейцарией, представляясь в глазах европейских монархов неким геополитическим курьёзом. На мировой арене молодая страна не играла никакой существенной роли. И потому Джордж Вашингтон или Томас Джефферсон имели дело с совсем иными проблемами, нежели Рональд Рейган или Барак Обама.

Народная мудрость утверждает, что нельзя сравнивать яблоки с грушами. Но американцев подобного рода трудности лишь раззадоривают. Кроме того, они безумно влюблены во всевозможные рейтинги. И тут американские историки – отнюдь не исключение. И потому уже созданы дюжины рейтингов, определяющих как лучших, так и худших президентов страны. Десятилетие за десятилетием возводят специалисты одну за другой антигору Рашмор. Однако, в отличие от настоящей горы Рашмор в Южной Дакоте, в которой высечены из камня профили Вашингтона, Джефферсона, Теодора Рузвельта и Линкольна, рейтинги историков сделаны отнюдь не из камня. И дух времени легко их перелопачивает.

 

Те, которые выше партийных склок

 

Написание истории – всегда дело политическое. Поэтому, разумеется, составляются и левые, и правые, и «демократические», и «республиканские» рейтинги.

Однако есть несколько поистине великих президентов, которые стоят выше всякой партийной критики и любой политико-исторической склоки. Трое из них возглавляют любые положительные рейтинги. Авраам Линкольн отменил рабство и, что гораздо важнее для большинства американцев, сохранил единство страны. Джордж Вашингтон – признанный отец нации, а Франклин Д. Рузвельт – победитель во Второй мировой войне.

Но имеются и такие президенты, которые надёжно заселяют низы большинства рейтингов. Кроме Гардинга, к ним можно причислить и Джеймса Бьюкенена, который был вынужден беспомощно наблюдать, как страна сползает в гражданскую войну. Или же преемник Линкольна Эндрю Джонсон, которому так и не удалось преодолеть глубокие разногласия между Севером и Югом после гражданской войны.

Почему же американцы выбирают откровенно не способных к большим делам личностей в лидеры нации, как например, избрали явное ничтожество в лице того же Гардинга? Потому, что он выглядел «как истинный президент», защищают своего кумира его почитатели. И умел произносить впечатляющие речи, добавляют другие. Хотя уже в те времена многим было ясно, что в пылких речах Гардинга риторика заметно преобладала над содержанием.

«Его речи напоминают армию, составленную из пышных фраз, которая вечно марширует в бесплодных поисках какой-нибудь идеи», – издевались над Гардингом его современники демократы.

Хорошо выглядит, речист, но бессилен, как Обама, сказали бы нынче о нём республиканцы.

Весел, популярен, но столь же далёк от всяческих интеллектуальных достоинств, как Джорж Буш-младший, ответили бы сегодняшние демократы.

Конечно, серьёзный историк тут же дал бы отповедь обоим в том смысле, что ещё слишком рано развешивать ярлыки на Буша и Обаму. В рейтинги худших президентов, которые претендуют на какую-то серьёзность и основательность, обоих этих президентов пока что ещё не включают.

А лучше ли, когда страной руководят интеллектуалы? История не даёт на этот вопрос однозначного ответа. Ведь имелись крупные мыслители, которые в качестве президента крепко разочаровали своих избирателей.

Одним из них был Вудро Вильсон (1913-1921). Идеалист вместе со своим кредо «Демократия должна быть защищена по всему миру», Вильсон привёл Америку прямиком в Первую мировую войну.

После войны он совершил тур по Европе, где его повсюду встречали толпы восторженных людей. Однако его попытка организовать новый мировой политический порядок закончилась плачевно. Вильсон считал, что сможет легализовать международную политику, и активно пропагандировал создание Лиги наций – предшественника ООН. Это стало его навязчивой идеей, которая в конце концов таки воплотилась в реальную Лигу наций. Однако по иронии судьбы именно Соединённые Штаты в неё и не вступили: сенат не поддержал президента.

Вильсон сделал всё от него зависящее, дабы спасти своё детище. Но даже 37 его пламенных речей не смогли убедить американский народ. Вильсон, победитель в войне, проиграл мир. Лига наций не смогла предотвратить Вторую мировую войну.

 

Самые чёрные часы Америки

 

Джеймс Мэдисон (1809-1817) тоже был блестящим мыслителем и тоже потерпел неудачу в качестве президента. И то обстоятельство, что он не попал в рейтинги худших, объясняется его заслугами, которых он добился ещё до своего президентства. Вместе с Джоном Джеем и Александром Гамильтоном он, тогда ещё 36-летний человек, написал серию газетных статей, которые сегодня рассматриваются как важнейший предшественник Конституции. Так что Мэдисон вполне заслуженно именуется «отцом Конституции».

А вот на президентском поприще Мэдисон проиграл по всем направлениям и привёл Соединённые Штаты к самой большой катастрофе в их истории. Это была эпоха наполеоновских войн. Чтобы не быть втянутыми в конфликт, американцы выдвинули Англии и Франции ультиматум: если какая-нибудь из этих двух наций признает нейтралитет Америки, то со второй тотчас прекращается всякая торговля. Наполеон принял условие Мэдисона, и Англия тем самым оказалась в ситуации бойкота.

В ответ англичане тут же стали захватывать американские суда и арестовывать их экипажи. Мэдисону нужно было что-то предпринимать, а ястребы в конгрессе активно подталкивали его ввязаться в проигрышную войну. И 1июня 1812 года со стороны США последовало объявление войны Англии. Фатальное решение: будучи ведущей мировой державой, Англия в военном отношении намного превосходила Штаты.

И у американцев сразу же дела пошли скверно. Их поход на Монреаль напоролся на сопротивление верных английскому королю канадцев, которые не выказывали ни малейшего желания быть освобождёнными соседями-американцами. А в августе 1814 года британцы захватили Вашингтон и сожгли Капитолий вместе с Белым домом.

Не обошлось и без курьёзов. Через две недели после объявления перемирия американцы одержали у Нью Орлеана блестящую победу. Оказывается, тамошние войска ничего не слышали о заключении мира. Но всё это не могло, конечно, смягчить шок от самого позорного в её истории поражения молодой республики. И ответственность за него нёс президент. Позднее даже появилось насмешливое выражение «Война мистера Мэдисона».

Несчастный Картер

 

30 июня 1979 года Джимми Картер возвращался на самолёте из Токио. Позади были напряжённые экономические переговоры, и президент предвкушал удовольствие от недели отдыха на Гавайях. И тут вдруг на борт авиалайнера пришло сообщение от экономического советника президента с настоятельной просьбой как можно быстрее вернуться в Вашингтон. Энергетический кризис, с которым Картеру (1977-1981) пришлось бороться с самого начала своей президентской карьеры, достиг нового апогея. Страны-экспортёры нефти опять взвинтили цены, и бензин в Америке тотчас же и сильно подорожал. Люди стали побаиваться, что нефти скоро вообще не станет. Рейтинг Картера упал до рекордной отметки.

Целую неделю президент беседовал со своим советниками, а затем решил обратиться к общественности. Его речь, транслировавшаяся по всей стране, должна была стать поворотным пунктом в сторону улучшения ситуации.

Вечером 15 июля 1979 года миллионы американцев сидели перед телевизорами. Они слушали президента, который жёстко обрушился на сугубый материализм своих соотечественников, который якобы вверг страну в глубокий моральный кризис.

«Это была проповедь, а не политическое выступление», – вспоминает спичрайтер Картера Хендрик Хертцберг.

Открытость и откровенность Картера сыграли свою роль: его популярность несколько возросла. Но, увы, похоже, только для того, чтобы в скором времени рухнуть чуть ли не до нуля.

Президент не учёл одного: американцы по натуре оптимисты и желают видеть во главе своей страны тоже оптимиста. А Джимми Картеру мало того что не везло, он ещё и не сумел подобрать верный тон в общении со своими соотечественниками. Ему не удалось внушить им чувство уверенности и доверие к себе. Захват заложников в посольстве США в Тегеране поставил жирную и печальную точку в этом президентстве: Америка была оскорблена и унижена, а человек, восседавший в Белом доме, оказался слабаком. И потому американцы после Картера охотно выбрали себе в президенты самого большого из всех оптимистов – Рональда Рейгана.

 

Блеск и позор

 

И если мнения историков касательно Гардинга в основном сходятся, то в иных случаях дело доходит до того, что оценки специалистов в адрес того или иного американского президента выглядят диаметрально противоположными.

Некоторых президентов можно назвать одновременно «и неудачниками, и победителями», – пишет историк Алан Бринкли. В качестве примера он приводит Ричарда Никсона (1969-1974). Что было бы, если бы республиканец из Калифорнии не допустил бы вторжения своих людей в штаб-квартиру демократов в вашингтонском комплексе «Уотергейт»? Об этом можно только гадать. Пресс-секретарь Никсона Рон Циглер попытался было представить шумную аферу как «мелкое третьеразрядное воровство», однако имя Никсона оказалось навсегда связанным именно с Уотергейтом.

А ведь он был незаурядным внешнеполитическим деятелем. В 1972 году Никсон слетал в Пекин, чтобы встретиться там с председателем Китая Мао Дзэдуном. Это был поистине тектонический сдвиг в международной политике. Никсон создал для Запада новое пространство для манёвра в условиях холодной войны. Отныне Вашингтон мог по собственном усмотрению натравливать друг на друга обоих коммунистических гигантов – Советский Союз и Китай.

И что за ирония судьбы! Гигант на мировой политической арене стал заложником собственных внутренних демонов, своего болезненного недоверия и к врагам, и к друзьям. «Одновременно и блестящ, и морально ущербен», – выносит свои приговор политолог Джеймс Бёрнс.

А взгляд на многочисленные рейтинги свидетельствует: для демократов Никсон – один из наихудших президентов, для республиканцев же – один из лучших.

Что ж, муза историков Клио – дама весьма капризная.